60 лет назад окончилась Великая Отечественная война, война об ужасах которой современники вспоминают по сей день - для них она была "вчера".

В отличие от нас, живущих в мирное время, для людей того поколения каждый прожитый день был победой над собой, над смертью ...

Мы не помним о тех, кому обязаны своей мирной жизнью. Живых - ветеранов - вспоминаем и поздравляем только 9 мая, а о мёртвых...своих хватает проблем.

Но есть люди, которые не забывают и чтят память тех, кто не дожил до дня победы весной 1945 года.

Это члены историко - поискового клуба "Огненная Дуга"

Его руководитель - Алексей Шевченко - рассказал нашему журналу о работе своего клуба.

 

ПОИСК ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

"Статус Белгород": Когда образовался клуб "Огненная Дуга"?

А. Шевченко (А.Ш.): 4 августа 1996 года.

"С.Б.": Алексей, давно вы лично занимаетесь поисковой работой? Занимались ли вы ею до бразования клуба?

 

А.Ш.: Я занимаюсь поиском 23 года, с 7 лет. Пацаном начал собирать патроны по огородам, лет с 15 начал копать в лесу. До 18 лет я копал, а находя кости, оставлял их на месте.

Однажды нашёл медальон, там фамилия была. После этого я уже просто копать не мог. Встретил в лесу поисковиков - старооскольцев, они записали меня к себе.

А потом я решил создать свой отряд, потому что у меня была своя бригада - человек 15.

"С.Б.": Друзья детства?

А.Ш.: Ну, да. Некоторые до сих пор остались.

"С.Б.": Вы работаете только на территории Белгородской области или в других регионах?

А.Ш.: Наш клуб работает на территории Белгородского района г. Белгорода. Только там мы можем проводить захоронения, нести вахты памяти.

На территории области и по всей России мы имеем право заниматься только поисковыми работами.

"С.Б.": Вы сотрудничаете с поисковыми организациями других регионов, соседних государств?

А.Ш.:  Когда - то я лично ездил в Смоленск, Москву, Калугу. Сейчас никого не осталосьиз тех поисковиков, с которыми я тогда сотрудничал.

А нам незачем куда - то ехать, только по району работы хватает.

С.Б.": А к вам приезжают другие поисковики?

А.Ш.: Были бы финансы побольше, мы бы их приглашали.

С.Б.": На какие средства существует ваш клуб?

А.Ш.: Что - то администрация города перечисляет, редко благотворительные взносы поступают, спонсоров сами ищем, но постоянного финансирования нет.

Были бы у нас финансы, мы бы поисковиков из Екатеринбурга , Нижнего Тагила пригласили.

У них там нечего копать, приехали бы сюда, занялись бы работой с удовольствием. Но чтобы их приглашать, нужны деньги немалые, а у нас даже машин своих нет.

С.Б.": В чём заключается несение вахты?

А.Ш.: Мы выезжаем на 1-2 недели в лес, там живём и занимаемся поисками.

С.Б.": Находя останки, вы часто находите медальоны, награды?

А.Ш.: Находим очень редко: медали за отвагу, за боевые заслуги. Вот орден Красной Звезды ни разу не попадался. Медальоны вообще редко.

Можно сказать, на 100 человек один медальон. Попадаются пустые, незаполненные.

С.Б.": Ношение медальонов у бойцов считалось плохой приметой?

А.Ш.: Да. Медальон заполнил, значит - убили. Их чаще применяли в качестве мундштуков, просто пустые носили, кто - то порох туда ссыпал.

Если человек постарше, хозяйственный, не пацаны по 18 - 20 лет, заполнял медальон, потому что думал: если убьют - значит судьба,

а семья, может быть, потом узнает, где он лежит. Очень редко попадались молодые пацаны, у которых были заполнены медальоны.

С.Б.": Вступить в ваш клуб может любой желающий? Или есть отбор?

А.Ш.: У нас есть кандидатская должность. Вступить в клуб можно не раньше 16 лет. Сейчас в клубе 37 человек, большинство из них мужчины за 30, 40 лет.

Есть два майора. Один из них "нордостовец" - Игорь Чугреев - майор московского спецназа МВД России, отряда "Рысь".

Мы сначала присматриваемся к человеку. Может он хочет вступить в клуб ради своей выгоды. Найдёт, например, тротил, гранаты, будет продавать.

А мы же не можем контролировать каждого вне клуба, чем он будет заниматься, поэтому удостоверение поисковика сразу никому не выдаем, мы должны приглядеться.

С.Б.": Связывались ли вы с семьями найденных вами бойцов?

А.Ш.: Мы нашли родственников двоих солдат, а так по медальонам и медалям в парке Памяти более 500 человек похоронено - 7 могил неизвестных солдат.

С.Б.": Как вы отметили шестидясятилетие победы?

А.Ш.: 5 мая в селе Головино было произведено захоронение 7 человек. А вскоре у нас должно состояться открытие музея в ЦМИ

Мы делаем его уже второй год за свои деньги. Мы выполняем государственную обязанность - занимаемся поиском погибших солдат.

В других странах - в Германии, Венгрии, США - за каждого солдатика переживают, а у нас их миллионы лежат, и они никому не нужны.

С.Б.": Вы наверное находили останки немецких солдат. Какова дальнейшая  их  судьба?

А.Ш.: Я передавал все останки немецких солдат в г. Старый Оскол, там у них есть специальное кладбище.

Старооскольцы сами производят захоронения, мы этим не занимаемся. Немцев никто сюда не звал, но жалко их, и наших. Все люди, все любили, жили...

С.Б.": Алексей, для вас поиск стал смыслом жизни?

А.Ш.:  Это долг перед павшими. Моего века не хватит, чтобы всех найти.

 

Мы считаем себя патриотами, но мало кто из нас потратил бы своё свободное время на то долгое дело, которым занимаются поисковики.

Это люди разных профессий, у большинства есть семьи. Их часто не понимают и начальство, и родные, но эти проблемы их не останавливают,

они продолжают искать. И будут искать, пока не останется не захороненным хотя бы один солдат.

Автор текста - Инна Король

Фото - Сергея Черняева

май-июнь 2005

« На предыдущую страницу          На следующую страницу »

1941 - 1945

Все дальше уходит от нас 9 мая 1945 года, но мы по-прежнему помним какой ценой достался нашим отцам и дедам этот день



Песни о Великой Отечественной войне На безымянной высоте
Эх, дороги
Нам нужна одна победа
Бери шинель, пошли домой
Последний бой
Он не вернулся из боя
Алёша
Журавли
Танк Т-34
Соловьи
От героев былых времен
День Победы